6 января 2014 | Рубрика: 1980-е, Поэтическое целое

Графоман

 

1

Вот он, бронзовый, на улице…

И к нему цветы несут.

Всем придумал самосуд…

Не болеет, не сутулится.

Что вы, Пушкин, понаделали!..

Посвели с ума века:

Только Пушкин — великан,

Остальные — плесень белая.

Он — на бронзовом постое…

Хоть спекись в золу нутро,

Даже в руки брать перо —

Все ведь сказано — не стоит.

А случится что-то в сумерках,

«Вот поэт, ни дать, ни взять», —

Просто некому сказать —

Умер Пушкин, Пушкин умер.

Сторониться — сторонятся…

В небесах грохочут пушки.

Я иду к тебе, мой Пушкин,

Я иду к тебе — стреляться.

2

Он пришел как будто с фронта,

В гимнастерке, с чемоданом

Стихотворных оборотов,

Зарифмованных тачанок.

Он пришел почти без лести,

Как бы заново, сначала

К партонессе-поэтессе,

Что когда-то привечала.

Что когда-то привечала

Симпатичного мальчишку.

Патронесса обещала

Просто сразу сделать книжку.

Патронесса обещала

Омужичить, опоэтить.

Так сбылось его Начало:

Две войны рождали третью.

У нее она под водку,

У него она — всухую.

Лейтенанты драли глотку

И палили вхолостую.

Он в казарме под подушку

Прятал тощую тетрадку,

Плац солдатский брал на мушку

И вгонял в стихи свинчатку.

Ей, дошедшей до Бунцлау,

Марш-бросочки ретроспекций

Были орденом и славой,

Продолженьем, темой сердца.

И спились они и спелись

На ристалищах Литфонда —

Два поэта, две свирели,

Два…

……..

Да черт бы их всех побрал,

       пусть пишут, чего хотят,

            но я-то, я-то

                 здесь при чем?!.

… уроды!

А потом они скучали

И накладывали вето:

Дом и сад — всегда случайны,

Нету темы, темы — нету.

А еще потом лежал он,

Запрокинувшись на креслах,

И толпа не окружала

Забубенного повесу.

Пьяный храп в дворцовых залах

С гордым видом на Кваренги…

Спи, солдат, и здесь — казарма,

Все шеренги да шеренги…

3

По профессии я — инженер.

Мать мечтала о моем «поплавке».

А про стихи мои, например,

Говорила: это мусор в руке.

Хорошо тому, кто не любит мать,

Кто смеется ей в сухое лицо.

Стиснув зубы, я могу молчать

И считать себя подлецом.

Мать мечтала о достатке в дому,

О мужике, что хозяин, а не гость.

Мать хотела, чтоб я жил по уму —

В общем, все, что у самой не сбылось.

А мне горла поперек — «поплавок».

Растеряв себя, что еще терять?

Я бы взвел давно проклятый курок —

От греха метя караулит мать.

4

Строки рваные, кривые —

Комплексую, комплексую.

Сердце рву себе впустую,

И впустую — не впервые.

На расстроенной гитаре

Брать аккорды невозможно.

Вру мелодию безбожно —

Я сегодня не в ударе.

Не в ударе вы, маэстро!

Где мелодия эпохи?

Заковыристые строки

Зарифмованы не к месту.

Я шуршащие листочки

В костерок сложу беспечно.

Воскрешай, седая вечность,

Мой обугленный подстрочник.

Мистер Воланд кашу варит,

На пиру пирует честном.

Я — не Мастер, я — маэстро,

Я сегодня не в ударе.

5

…И нет парижских маленьких кафе,

И слишком поздно в Питере светает.

Не помогает аутодафе,

Не помогает…

За окнами на взорванной стене

Горюет ночь, озябшая, бессонно.

Печаль едва заметна в тишине

И невесома…

Но вот ушла последняя звезда,

И боль в груди все тише, тише, тише.

Ты будешь жив — и завтра, и всегда.

А если жив, то что-нибудь напишешь.

30 июля — 4 августа 1989

Липово

     

Понравилось? Расскажите друзьям!

 
 

Написать комментарий

Nataly1

Будем знакомы!

Стихи читают

Сегодня: 33

А я пою…

 

Мой голос в том многоголосье,
Который слышен и в раю
Когда никто и петь не просит,
А я пою.

А я пою, когда поется,
Когда мне плачется, пою.
И по утрам восходит солнце —
Как в раю.

24 августа 1996 года

 

***

Я хочу остаться словом,

        рукописным русским словом

            в разлинованной тетради —

                черным росчерком чернильным.

19.06.1999
Липово

 

Рассылка 'Человек в Интернете'

Расскажите о моих стихах…

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования. Рейтинг@Mail.ru SEO Powered by Platinum SEO from Techblissonline